№ 19. (14.05.02)Цензурно о нецензурном.Часть 2. О социальном аспекте и литературном творчестве.

В прошлом выпуске рассылки допущен один недочёт,за который прошу извинить меня. По одной из версий, представленных в прошлом выпуске, слово, обозначающее мужской половой орган, учёные относят не к началу 19, а к 18 веку. Спасибо подписчику Дмитрию, заметившему ошибку.

Друзья! Благодарю за живой, неподдельный интерес к темам моей рассылки. Мне очень важна и Ваша критика, и вопросы, и сомнения. После публикации первой части данного выпуска мне пришло несколько писем с совершенно различными, даже противоречащими друг другу, версиями происхождения слов, рассмотренных в рассылке. Конечно, в отношении некоторых слов учёные не пришли к какому-то единому мнению. При составлении и публикации текстов рассылок я, пользуясь своим авторским правом, отбираю наиболее интересные и научно обоснованные. В последующих выпусках постараюсь представить вам и другие, научно доказанные, версии уже рассмотренных слов, а также остановиться и на новых словах.

Итак, мы остановились на том, что матерный язык становится популярным, появился целый пласт словарей и справочных пособий по русскому мату, языковеды обратили своё внимание на эти слова, появилось много разных (научных и псевдонаучных) версий о происхождении нецензурных слов и выражений. Более подробно предлагаю вам остановиться на употреблении мата в народном творчестве и художественной литературе.

Как известно, русский мат включает в себя определенный круг экспрессивной лексики, называемой обычно "соромной" (или "срамной"), "непристойной", "непечатной", "нецензурной". А.Н.Афанасьев же, известный собиратель сказок, бережно называл эту лексику "заветной", ибо именно так определил он собранные им тексты сказок, пословиц и поговорок, построенных на демонстративном употреблении русского мата. Эта же лексика, собираемая Вл. Ив. Далем наравне с другими словами, была включена первоначально в Толковый словарь живого великорусского языка, но затем изъята, как уже нами отмечалось, по соображением российской цензуры. Именно поэтому за данным разрядом лексики и сохранилось название "нецензурная".

Пословицы же с матом и другие, так называемые "малые формы фольклора", были переданы собирателем Афанасьеву (и вошли в его издание "Народные русские сказки не для печати, заветные пословицы и поговорки…"). Третье, посмертное, издание словаря Даля, предпринятое под редакцией И. А. Бодуэна-де-Куртенэ, (а также четвертое - как переиздание этого же варианта) было попыткой реставрации первоначального - полного - замысла Вл. Ив. Даля. Но, начиная с пятого издания и по сей день, все по той же причине "пристойности", переиздание капитального труда Даля продолжается по второму - подчищенному и приглаженному до "нормы приличий" цензурному изданию-образцу, принятому за образец и в советской России. Таким образом, страна, известная всему миру своей изощренной бранью, долгие годы отказывалась от "непристойного" наследия Даля, Афанасьева, Баркова, Пушкина, Маяковского, Есенина и многих других писателей и поэтов.

Какие же произведения представляют эротическую традицию в художественной классической литературе? Конечно, И.С. Барков (мы поговорим о нём ещё в одном из последующих выпусков) со своими поэмами "Лука Мудищев", "Ода Приапу"; некоторые ранние лицейские стихотворения и эпиграммы А.С. Пушкина, а также его стихотворения, написанные больше для близких людей, нежели для печати, поэма "Тень Баркова" . Ещё до А.С. Пушкина эротическая традиция была представлена поэмами и баснями его дяди, баснописца В.Л.Пушкина (особую популярность сыскала поэма "Опасный сосед"). Александр Полежаев тоже создал целую поэму "Сашка". Популярно было и произведение неизвестного автора "Фомич" (более полное название "Пров Фомич"). Но, конечно, это далеко не весь список нецензурных произведений классической русской литературы. Если говорить про литературу современного периода, то, конечно, нельзя обойти молчанием Юза Алешковского, нашумевшего Э.Лимонова, В.Пелевина.

Классика русского мата неповторима в своём роде. Она отличается от западной своей весёлостью, открытостью, прямодушием, остроумием. Наверняка, любители острых анекдотов вспомнят какой-нибудь из них, особенно смешной. Она идёт от народа к искусству, а не наоборот. Пожалуй, в этом, действительно, есть какая-то неповторимость и прелесть, если можно так сказать.

Всё дело в том, что эротическая традиция в любом искусстве, а особенно, в русском - целая ветвь для понимания, наслаждения, изучения и рассмотрения. Но понять и насладиться этой традицией, могут люди, подготовленные к встрече с Прекрасным, иначе легко оно превращается в пошлое и низкое. (Здесь я разделяю мнение и искусствоведов, и психологов, и педагогов). Что увидит далёкий от живописи и вообще искусства человек на картине, например, Рембрандта "Даная"? Ну, да: просто голую женщину. А знаете, что запоминает в результате из Пушкина обычный молодой человек, в семье которого никто никогда ничего не читал, кроме программы телепередач и пособия по эксплуатации холодильников, (при этом совершенно не обязательно, что юноша плохо учится или отстаёт в развитии)? Так вот, молодой человек, сдав на оценку отрывки из "Евгения Онегина", стихотворения о природе, любви, поэзии и т.д., через некоторое время забывает их с необыкновенной лёгкостью, конечно же, по многим понятным причинам. Зато через всю свою долгую жизнь он проносит когда-то переписанные или увиденные в книге строки (для примера выбраны самые безобидные):

Отвисли титьки до пупа,
И щель идёт вдоль брюха;
Тиран для бедного попа
Проклятая старуха!

Конечно, брезгливо морщиться и закрывать глаза на существование этой литературы так же нелепо и глупо, как и восторженно восклицать: "Именно Пушкину обязаны мы пониманием того, что по-настоящему культурный человек не может не любить русского мата. Как же возможно, чтобы он не любил сквернословия? Ведь этим пропитан весь отечественный фольклор! Тот, кто подчеркивает свое неприятие русского мата - ущербный человек". Видимо, от одной крайности до другой очень даже недалеко.

Просто есть основной ствол дерева под названием, например, Искусство, Красота, в общем, просто Главное, (благодаря которому Пушкин есть Пушкин, а Толстой есть Толстой, а Есенин зовётся истинным поэтом). И есть ветви у этого дерева. Они связаны с корнями, со стволом. Их важно и интересно изучать. Но нельзя увидеть дерева, рассматривая одну лишь веточку. Я лишь хочу сказать: чтобы понять что-то, надо готовиться к этому (и готовить наших детей), читать, думать, мыслить, рассуждать, общаться, пытаться разобраться, а не хвалить или судить лишь потому, что так кажется или так делают почти все вокруг.

А как объяснить, что огромное количество убогой, далёкой от каких-либо эротических традиций, брани вылилось сейчас на наши экраны, публикации, книги, а, значит, на наши головы и души? В литературе и кино стало модно ругаться и употреблять крепкие словечки: искусство становится массовым, что же тут поделать - чтобы выжить, надо, чтобы народ захотел смотреть читать, а, значит, необходимо приблизиться к жизни. Будет расти рейтинг, значит, вырастет и стоимость (за счёт рекламы, например), и можно жить. У сериалов "Бандитский Петербург", "Дальнобойщики" популярность сейчас значительно выше, чем, например, у кинофильмов "Солярис" или "Андрей Рублёв". Поэтому, может быть, к юбилею А. Тарковского его фильмы показывались глубокой ночью, когда народ уже видел сны?

В печати очень мало, увы, грамотных популярных статей о природе матерного языка, причинах его употребления и этимологии. Зато много узко научных работ по психологии и лингвистике на подобные темы, не очень грамотных публикаций и словарных статей, а также размышлений о красоте, естественности и приличности матерного языка.

Среди учёных по данному вопросу произошло разделение, впрочем, как и во всём обществе. Одни из них считают, что мат засоряет литературный язык и надо с ним бороться. Таково мнение, например, Ю. П. Рождественского, Л. И. Скворцова. Противоположное мнение сводится к тому, что необходимо “беречь русский мат как образец и остаток подлинно национальной русской речи” (этой точки зрения придерживаются такие современные литераторы, как М. Кабаков и И. Волгин). Есть и третий подход, представителем которого является, например, В. Калабугин: не восхищаться матом, но принять во внимание, что он есть и функционирует, ибо русский мат - это русское слово русского народа.

Нам же первая точка зрения представляется несколько далёкой от жизни и живого языка, поскольку, если независимо от мнения учёных, слово всё же есть, то, бесспорно, стоит на него обратить внимание. Второй взгляд настораживает тем, что всё-таки трудно отнести матерные слова и к остаткам (не так уж редко они употребляются и не так уж их мало), и образцам, т.к. значение этих слов изменилось. Поэтому мы, скорее всего, склоняемся к третьей позиции. Но ваш выбор, несомненно, за вами.

Вот интересный вопрос: часто ли мы пользуемся этими словами и многие ли из нас употребляют матерные выражения? Конечно, при ответе на этот вопрос предлагаю вам обратить внимание на опрос, который мы провели в период подготовки данной рассылки. Вот результаты:

    Я использую нецензурные слова:

    мысленно и вслух 36 (14%)
    мысленно и иногда вслух 135 (54%)
    только мысленно 24 (9%)
    не использую совсем 42 (16%)
    идите вы на ... со своим опросом 11 (4%)

    Всего проголосовало 248 человек из 2100 подписчиков.

В качестве комментария скажу несколько слов. В связи с приведёнными вариантами ответов, было высказано пожелание подписчиков рассмотреть ещё один вариант: пользуюсь нецензурными словами только вслух (это, видимо, тот самый вариант, когда "матом не ругаются, а на нём разговаривают"). Тем не менее, нам казалось, что мы этот вариант всё же учли, поместив его в ответ "и мысленно, и вслух". Ведь речь так устроена, что те слова, которые мы произносим непроизвольно, всё же есть в нашей голове, и это тоже мысли. Просто они не лежат на поверхности, они сидят в подсознании. (Разумеется, мы сейчас говорим не о тех, для кого мат является совсем общеупотребительным и не о тех, кто говорит, не думая или думает, спустя какое-то время после сказанного).

Ещё одно очень важное наблюдение: оказывается, не все ругаются матом, как об этом часто пишут и говорят. Есть люди, (конечно, их мало, даже среди наших достаточно образованных подписчиков - всего 16%), которые вообще не употребляют матерные слова. Даже мысленно! Вам кажется это странным? Давайте понаблюдаем: когда мы произносим вслух замечательные слова на б, п, х, с, ж, о и т.д. и т.п.? Или при нас произносят эти же самые слова? Только если мы не против и спокойно реагируем на говорящего, на содержание его речи, или мы знаем, что собеседник воспримет это тоже спокойно и нормально. Мы разрешаем так высказываться. И себе, и другим.

Но, на самом деле, мы всё реже и реже задумываемся о том, какую реакцию вызовет наша тирада, анекдот или просто "послание". Все же ругаются! Ещё реже следим за своими мыслями. Здесь мне хотелось бы напомнить, что многое зависит от нашего окружения. Известный факт, чем чаще мы слышим вокруг себя какое-то слово или видим что-то, противоречащее нормам общежития, тем быстрее мы к этому привыкаем и перестаём следить за собой, равняясь на массу, коллектив, толпу или общество (смотря, где находимся в данный момент).

Найти себя, а потом и просто оставаться самим собой в любых обстоятельствах - это, как известно, большое искусство. И касается это не только нашего поведения, друзей, любимых, работы, окружения, но и языка, а, главное, мыслей.

Всё имеет право на существование, может, в этом и есть секрет жизни: в том, что мы разные, и нет, не может быть какой-то единой модели? Но ведь мы сами выбираем, какими нам быть.

Известно, что есть люди, которые без мата вообще плохо понимают, что вы им хотите сказать, для них-то уж точно в этом случае русский язык похож на научный доклад. По исследованиям одного психолога-лингвиста, “лексикон настоящего "гомо-советикуса" не превышает двухсот - трёхсот слов, примерно наполовину это мат”. Думаю, известно, что мат очень хорошо используется и как средство подавления там, где надо показать силу (в блатном мире, молодежных группировках, милиции, армии и т.п.) Это так называемый активный словарь тоталитарного прессинга (подавления и обесценивания человеческой личности). Надо отметить, что за период существования Советской власти и новой демократии этот словарь значительно расширился и видоизменился.

По данным социологических исследований, проведённых кафедрой социальной педагогики Московского социологического института в 2001 году, были сделаны следующие выводы:

-мат богат не столько значениями, сколько интонациями;
-используется он людьми, чаще всего, для передачи эмоций, в большинстве - отрицательных;
-в конфликтных ситуациях - для передачи чувства дискомфорта, гнева, жалобы.

Есть точка зрения, что мат обладает антистрессовым свойством: он снимает агрессию, не пропуская как бы её внутрь.

По данным этих исследований, большая часть ругательств посвящена действиям или физическим состояниям, связанным с трудом или просто нашей жизнью. Например, в сексуальные моменты, как гласит статистика, употребление мата составляет в среднем 6%.

Всё зависит от нас в нашей собственной жизни: наше поведение, события в жизни, люди, мысли, речи. Всё зависит от того Идеала, который мы создаём для себя.

Мне хотелось бы поблагодарить за помощь в подготовке этого выпуска мою коллегу из Эстонии Любовь Гребень, а также подписчика Антона Л.

Всего хорошего!

One comment

  1. […] В общем, к жаргону отношение почти такое же, как к мату. (О мате мы с вами говорили еще в 2002 году в выпусках “№ 18. Цензурно о нецензурном. Часть 1. Из истории некоторых слов. Немного о словарях“. и “№ 19. Цензурно о нецензурном. Часть 2. О социальном аспекте и литературном творчестве.“) […]

Leave a Reply

*